sq_trelony (sq_trelony) wrote,
sq_trelony
sq_trelony

Categories:

Миромыследеятельностный подход: Почему Россия может стать лидером глобального знаниевого проекта 2

Начало

Мировая власть устроена как иерархия разных мыследеятельностей (см. схему 1.)

wasd

Верхний «этаж» в системе мировой власти занимают финансовые операции, этажом ниже находятся военные операции, опирающиеся на мощь всей системы вооружений страны. Подчинение «этажа» военных операций «этажу» финансовых операций весьма условно. Они находятся в подвижной взаимосвязи. ТО вдруг этаж военных операций начинает занимать ведущее место – объявляя о необходимости войны против терроризма и вторгаясь на территории Сербии, Ирака, Афганистана, то вдруг приходится останавливать военные действия и вводить в оборот новые долговые обязательства США. На следующем этаже находятся технологии управления массовыми аудиториями через средства массовой информации и Голливуд. Эти технологии кардинально меняют понятие войны, поскольку «справедливый» характер войны определяется тем, что считают справедливым миллиарды зрителей телеэкрана.

Для того, чтобы стране занять подобающее место в иерархии мировой власти, есть два варианта. Либо стать конкурентноспособной на ведущих «этажах» организации мировой власти, либо сменить саму иерархию деятельностей. Например, резко, за счёт новых технологий, увеличить производство мирового общественного богатства и сделать слой материального производства мирового общественного богатства верхним этажом мировой власти.

На схеме обозначены не типы, а конкретные профессиональные мыследеятельности, но они могут быть расшифрованы как типы. Собственно для этого и необходим мыследеятельностный подход.

В случае, когда мы говорим про финансовые операции, то речь идёт о предъявлении в коммуникации возможностей того, что можно делать например с деньгами, принципиально не трансформируя и не меняя функцию денег и тем более принципы финансового империализма, в рамках которого деньги функционируют весьма определённым образом. Можно сказать, что финансовому империализму не нужно мышление с новыми неведанными возможностями и потребностями человека. Именно поэтому финансовый империализм «остановил», ограничил мышление и про деньги и про новые физические принципы и эффекты. Складывается вполне определённое состояние, что мировой финансовый империализм поддерживает только те технологии, которые способствуют наращиванию возможностей общества потребления со сложившимся набором потребностей. Выход к технологиям, которые изменят общество потребления, например, приведут к созданию общества самосовершествования за счёт продления жизни человека за 160-летний период, или резкому росту количества людей и заселению ближнего космоса (Марса и пр.) финансовый империализм не приветствует.

4. МЕТОДОЛОГИЯ РАСКОЛОТАЯ – разделение методологической группы после смерти ГПЩ

В настоящий момент ученики ГПЩ расколоты. Можно выделить две больших группы, которые придерживаются принципиально разных ориентаций. Одна группа обеспечивает встраивание и приспособление российской властной элиты к Западу. Эту часть методологов я бы назвал «национально-капиталистическими творцами». Попытки с их стороны критики действий правящей властной группы, в которую они, впрочем, основательно инкорпорированы, осуществляются с позиций большей продвинутости Запада. Россия – для этой группы – отсталая страна. Умнее всех тот, кто лучше понимает Запад и ориентирован на Запад. Важнейший здесь элемент – это коммерциализация разработок Советского периода, это – создание образования, которое полностью бы обеспечивало включение российских молодёжных групп в Западную промышленность и Западные финансовые системы. Задача заключалась в том, чтобы разрушить и похоронить всё советское. Важнейшей заслугой эта группа считает участие в развале СССР. Сегодня она заинтересована в окончательной зачистке остатков советского образования под лозунгом, что всё изменилось и поэтому надо полностью менять и образование, отказавшись от наследства лучшей в мире советской школы.

Безусловным ориентиром являются технологии, которые созданы на Западе. «Встраиватели» или «национально-капиталистические творцы» (что одно и то же!) считают, что Россия не способна сама запустить новую, недоступную для Запада, технологическую волну. Для этой группы характерно полное неверие в потенциал российских опережающих разработок. Она претендует на то, что лучше других понимает тенденции развития Запада и вернее встроит в Запад российскую финансовую бизнес-элиту. В России может быть сформирована такая же (не хуже) финансовая бизнес-элита, как и на Западе. Фактически, главенствующая ориентация в этом случае – на формирование Российского национального капитализма или финансового империализма с российской спецификой. То есть Россия может сделать всё то же самое, что Запад, но только лучше – в принципе, реализацией этого замысла эта часть методологов и занималась: создавала биржи, бизнес-проекты, вводила форсайты и т.п. Поэтому мы считаем, что встраивателей также уместно называть «национал-капиталистическими творцами».

Фактически, данная группа концептуально обеспечивает формирование российского национального капитализма. Она обеспечивала операционализацию практически всех предложенных Западом разрушительных реформ общественного уклада РФ в области образования, медицины, социальной политики.

Безусловно, и в попытках сложить свой национальный капитализм, встроенный в систему западных рынков, есть и будет место для методологического творчества. Но это не наш выбор, и не выбор той части методологического сообщества, которая претендует на проект новой цивилизации Развития и видение человека Развития. Мы «цивилизационники развития» – тем более, что значительная часть зарубежных интеллектуалов откликается на эту идею – вырвать из лап англосаксов концепт развития и переделать development в razvitie.

Попытка выразить некую нестандартную критическую мысль с методологической позиции в общем поле концептуальных решений часто получает отрицательную реакцию – «ведь вы и продолжаете сектантскую позицию группы методологов Г.П.Щедровицкого» – говорят нам. Поэтому мне представляется, настало время однозначно размежеваться со значительной частью методологов-«встраивателей» и «национально-капиталистических творцов», сохраняя духовную связь с А.А. Зиновьевым и Г.П.Щедровицким.

Другая группа методологов с самого начала выступала против развала СССР и считала, что необходимо формировать субъект мирового стратегического действия с позиции России. Развал закостеневшей советской идеологической ортодоксии был необходим, но одновременно с разрушением догматического идеологического диктата произошёл тотальный демонтаж структур государственного управления, осуществляющих организацию социально-экономических процессов, руководство промышленно-производственным, научным и образовательными комплексами, не говоря уже о постановке глобальных мировых целей и решении планетарных проблем (голод, нищета, разрушение экологии, деградация человека). Управленческий мозг России на время оказался в коме. Для того чтобы восстановить свою суверенность, Россия должна выдвинуть свой проект мирового уровня, который был бы притягателен для всего планетарного человечества и мог бы выступать альтернативой проекту американского финансового империализма с его ценностями индивидуальных прав и свобод. Этот проект должен реализовываться прежде всего в России совместно с другими государствами. И подобный способ действия отличен и от троцкистского экспорта перманентной революции, и от вынужденного в то время сталинского изоляционизма.

Россия, с точки зрения этой части методологического движения, является не ещё одной капиталистической нацией, а цивилизацией, претендующей на планетарный, опережающий социально-ценностной проект РАЗВИТИЯ. Категория развития нуждается в расшифровке, и она полностью отлична от англосаксонского девелопментализма Мирового банка и МВФ. Развитие не имеет никакого отношения к устойчивости. Устойчивого развития не существует. Существует только взрывное развитие. Статус-кво противостоит развитию.

Этот социально-ценностей проект будет реализовывать вместе с другими странами и должен быть адресован всему человечеству. Этот социально-ценностной проект не является восстановлением Советского проекта, хотя и опирается на целый ряд его достижений. Основу гуманитарной части этого проекта составляет цивилизационная идентичность развития, предполагающая создание общество без социальных, расовых, националистических конфессиональных, сословных и страновых предрассудков, с огромным потенциалом сострадания к каждому человеку – ощущение братства и возможности глубокой переделки человеком себя с чётким пониманием, что у нас любой человек в соответствии с его заслугами может стать кем угодно. Избавленный от крайностей идеологического коммунизма, проект цивилизационной идентичности развития представляет систему ценностей, обеспечивающую воспроизводство человека будущего. С позиции России проект цивилизационной идентичности опирается на православную традицию. С позиции других стран и народов (Индии, Китая, Европейского Союза, Бразилии, США, Японии) возможны другие варианты представления о цивилизации развития. Цивилизация развития всегда опирается на систему традиционных ценностей. Планетарная цивилизация развития формируется как диалог между цивилизациями, устремлёнными в будущее.

5. Поддавки Западу или проектирование условий суверенного развития?

Основная оппозиция имеет кардинальное философско-методологическое значение: осуществить встраивание в существующий мировой рынок или выдвинуть совместно с другими странами проект нового миропорядка. Миропорядок и мировой рынок не являются концептами одного уровня. Миропорядок определяет принципы и формы власти. Поэтому миропорядок всегда управлял и управляет финансово-экономической динамикой мирового рынка.

Новый миропорядок должен представлять одновременно альтернативу капиталистической миросистеме в форме финансового империализма США и реализовываться в виде конкретных решений на территории России. Отсутствие собственного проекта миропорядка неизбежно приведёт к необходимости встраивания в сложившийся миропорядок.

Данный инстинкт встраивания ничуть не ослабевает у финансово-экономической элиты России. Получив пощёчины от Запада в виде санкций после событий на Украине, финансово-экономическая элита России решила встраиваться в Восток, в Китай. НО Китай сегодня не создал альтернативного проекта мирового порядка, и он сам с надеждой смотрит на Россию. Поэтому на Востоке России просто некуда встраиваться – там всё тот же самый Запад – система доллара США.

Глобальный знаниевый проект не предполагает изоляции от Запада, да и от всего мира. Он требует самостоятельной позиции в выработке и уточнении онтологической картины мира, и постоянной проблематизации этой картины на основе новых знаний и новых технологических решений, которые создаются в любых точках земного шара. Глобальный знаниевый проект – это не затвориться от мира, а, наоборот, больше отвориться, и стараться знать сегодня, что Запад будет знать только завтра. Но путь к этому – не самонадеянность и слепота, а сверхчувствительность к любым новых интеллектуальным ходам и возможностям.

6. Ограничение экономизма: методология и онтология социо-культурного развития

Разработка и реализация процессов развития – задача неподъемная для монодисциплинарных экономистов. Специалисты по экономике и финансам не различают сегодня процессы роста и развития. Рост выражается в системе линеизированных финансовых показателей. Развитие связано с качественным усложнением социальных и экономических процессов, с разрывом непрерывности. Развитие напрямую связано со знаниевым проектом. Новое фундаментальное знание кардинально изменяет технологии общественного производства и жизни людей. Поэтому инициирование процессов развития и управление процессами развития лежит вне экономики как научной дисциплины. Но, безусловно, организованные процессы развития должны изучаться, и изучаются экономистами. Вместе с тем развитие связано с ускорением скоростей производственных и социальных процессов, с увеличением освоенной мощности и со снятием ограничений на условия проживания человека в любой точке континента и возможностей его творчества. Россия, имеющая огромные площади и не растерянный научный потенциал, способна предложить огромную стройплощадку для формирование нового техно-промышленного и социо-культурного укладов, которые отличается от «цифрового преобразования» США. Вообще основное преимущество России сегодня, что она может предложить целый ряд новых больших проектов. Задача заключается не в том, чтобы стать мировой державой (super power), а в том, чтобы выступить страной-лидером и выдвинуть целый ряд проектов на длительную 50-60лет. Все беды разваливающегося миропорядка должны быть сброшены на США, которые стараются удержать status-quo. Основная задача России – от этого отказаться, и не допустить никакого status-quo. Поскольку status-quo в разваливающейся и проседающий конструкции миропорядка – это способ консервации разрушения и деградации.

России важно выдвинуть:

1. Проект Новой большой страны, которой не было, используя и опираясь на опыт СССР и опыт затрещавшего по швам, но пока ещё живого Евросоюза. Новые Евразийский союз не может быть просто бюрократической машиной, в которой отсутствует правильное согласование наднациональных и региональных программ развития. Их согласование, как основа для новой общности, определяется созданием инфраструктуры следующего поколения, соединяющее пространство этих стран в единое целое, и планом создания и размещения производств нового техно-промышленного и социо-культурного уклада.

2. Принципиальный вопрос – видение нового технопромышленного и социокультурного уклада, новой стратегии индустриализации. Эта стратегия неоиндустриализации должна быть связана с созданием приборов нового поколения, которые повышают на порядок коэффициент автоматизированности промышленных процессов. Но результатом российской неоиндустриализации должны стать не только безлюдные цифровые полностью роботизированные производства. Важнейшая задача – создание малых и средних высокотехнологичных предприятий, которые могут изготавливать, модифицировать и утилизировать автоматизированные комплексы разных поколений, но главное – работать с новыми материалами, имеющими чётко установленный временной ресурс использования, с новыми инструментальными системами – сверхмощными лазерами, плазмой, электронно-лучевой сваркой. И, наконец, важнейшая направленность этой индустриализации – создание системы безотходных производств, опирающихся на циклы переработки и утилизации, выведенных из природного комплекса и включённых в промышленные процессы материалов – технической воды, газо-воздушных смесей, металлов, пластических масс. Главное: создание систем жизнеобеспечения и жизнепорождения в виде оздоравливающей пищи, биофотонических приборов «живого света», создание условий для воспорождения живых глобальных ландшафтов, очистки земли и воды, наконец, произодства атмосферы и биосферы в ближнем космосе.

3. Выдвижение ценностного проекта формирования и развития общностей, воспроизводящих и транслирующих религиозные, этно-конфессиональные традиции, управляющих уникальной городской средой и производственными процессами. Очень важно модифицировать и снять с повестки дня устаревший двухсотлетний проект прав и свобод индивида, созданный в США. Как инструмент борьбы с сословными, конфессиональными, национальными, тоталитарно-бюрократическими пережитками позднего феодолизма этот проект показал свою эффективность. Но сегодня он направлен на разрушение любых традиций и институтов: семьи, пола, государства. Машина деконструкции всего и вся после разрушения пережитков феодализма обрушилась на другие институты общественной жизни. Агентом действия в новом укладе вместо индивида должны стать социо-культурные общности. Это будет возобновлением идей коллективизма, но в новом обличии, в форме общностей, где индивидуальное и коллективное находятся в гибком подвижном равновесном взаимодополнении.

7. Трансформация мировой власти. Как научное открытие через технологическое решение трансформирует собственность, финансы, общество и человека

Глобальный знаниевый проект задает общие принципы трансформация миропорядка. Нам нужны открытия новых физических принципов и эффектов, резко повышающих мощность всей совокупности технологий с одновременным сохранением и воспроизводством возобновляемого ландшафта земли, живого природного вещества. Эти новые технологии должна стать основой планетарных инфраструктур нового поколения. На системе этих инфраструктур создаются новые городские поселения, вписанные в удивительный природный ландшафт наших территорий с системами интеллектуальных производств.

Городские сообщества являются субъектами взаимодействия со всеми городами по всему миру. НО это взаимодействие организуется на основе планетарно-страновых инфраструктур следующего поколения. Данный тип инфраструктур задаёт смещение полосы жизни от условий сложившегося комфортного проживания к зонам вечной мерзлоты и Заполярному кругу, тем самым подготавливая формирование систем жизнеобеспечения на морском дне, в ближнем и дальнем космосе.

Важнейшим условием реализации данного подхода является новый самообраз человека. Граница человеческой жизни раздвигается до зоны 160 лет. Человек ближайшего будущего по меркам сегодняшнего человека проживёт несколько жизней (4-5), полностью обновляется духовно, душевно и физически. Получает несколько образований. Задача подобного движения состоит не в том, ЧТОБЫ УДОВЛЕТВОРИТЬ ВСЕ имеющиеся ПОТРЕБНОСТИ. Необходимо сделать человека движущей силой порождения принципиально новых, неизвестных сегодня потребностей – прежде всего, потребностей самосовершенствования и познания. Условием создания инфраструктур следующего поколения является формирование полюса генерирования общественного богатства нового типа в Северо-Восточной Азии на территории Российского ДВ и Восточной Сибири. Создание полюса генерирования общественного богатства нового типа, сопоставимого со всей существующей мировой экономикой, обеспечивается соорганизацией проектов континентального развития со стороны ряда государств – Республики Корея, КНР, Японии, России, ЕС.

8. Не разделение труда – но интеграция труда развития

Основная проблема состоит в том, чтобы уйти от старого экономического концепта 18 века разделения труда Д.Рикардо и А.Смита, который в сегодняшних интерпретациях опирается на всю ту же хорошо известную идею встраивания в имеющиеся кооперационные цепочки и технологические переделы. Естественно, эти кооперационные цепочки и технологические переделы созданы не нами и контролируются не нами. Необходимо чётко усвоить важнейший момент: Россия не нужна гегемонам системы доллара как технологический производитель, как создатель даже локальных лидерских продуктов. Тем более, она нигде не нужна как проектировщик принципиально новых планетарных инфраструктур. К ней есть интерес исключительно как поставщику сырья от нефти, газа, металлов, леса – вплоть до человеческих органов на льготных для системы доллара условиях.

Поэтому акцентирование идеи встраивания в сложившееся разделение труда – это всё та же продолжающаяся идея ельцинских элит войти в «нормальную» рыночную экономику. Поскольку никакой «нормальной» рыночной экономики не существует – она контролируется мировой финансовой властью – то сама эта ориентация является абсурдной.

Вырваться из плена представлений о «разделении труда» и занять место в проектировании глобальных инфраструктур необходимо и возможно. К счастью, в России есть интеллектуальные группы, которые хотят это сделать. Проектирование глобальных инфраструктур требует постановки и взаимного уточнения поля глобальных стратегических проблем, понимание которых принимается всеми участниками потенциального консорциума решателей глобальных проблем.

Есть вопрос целостного продукта нового типа, который определял бы верхний уровень проектирования – то есть это – не комплектующие, не система сборки из комплектующих конкретного продукта, не производство схем сборки, где конкретное материальное производство отдаётся на откуп другим странам. Все типы расщепления труда, которые называются разделением труда, и которые определяют подчинение и зависимость чужим финансовым центрам – не подходят России.

Нужно чётко понимать, что основные схемы движения к верхнему уровню создания лидирующего продукта или значительной части этого продукта – через автоматизацию и модернизацию имеющихся производств и создание цифровых сред, через индустриальное создание в разделении труда новых материалов, через дешёвый сборочный труд и последовательное перемещение к себе фрагментов индустриальных производств – не годится для России. Мы в этом случае как бы специально исключаем себя из осмысления и проектирования глобального нового продукта на фронтире возможного. Мы это уже делали, но теперь отказываемся это делать. Почему-то стремимся забыть, что у нас есть стратегическое мышление, фундаментальная наука – и переходим к идеологии встраивания в созданную не нами систему разделения труда.

Фактически, альтернатива звучит следующим образом: либо суверенный капиталистический национализм, либо суверенный общецивилизационный проект, реализуемый в России с приглашением к участию любых цивилизаций и стран.

Подобной работе совершенно не помогают форсайты, поскольку они связаны с интуитивным видением ближайшего шага продвижения представителями финансово-технологических групп, которые и сегодня занимают командные высоты в мировой экономике. Форсайтирование или форкастирование (от to forcast – прогнозировать) деятельности подобных групп мало помогает определить то будущее, где никого нет и где и задаётся необходимый шаг развития

Вопрос о проектировании и проектном сознании как противоположности прогнозно-ориентированного сознания остаётся открытым.

С другой стороны, мы уже обречены на необходимость проектирования глобальных инфраструктур, потому что, независимо от наших желаний США формируют новый железный занавес с Южной Кореей, Японией на востоке, с Украиной, Прибалтикой и Польшей – на западе. И мы при формировании оборонной инфраструктуры обязаны быть суверенным и импортонезависимыми.

Никакого открытого и свободного рынка не существует, если за стратегическим действием стоит чётко выраженная гегемония господствующих финансовых семей,

и разрушаются все основы социального капитала. В этом случае, если страна не способна даже потенциально увидеть глобальный планетарный продукт значительного масштаба, она должна будет встраиваться в чужой продукт. И это встраивание было бы возможно, бы не пещерная ненависть к истории и самобытности России. Если бы стране при этом встраивании не грозил полный демонтаж и переформатирование всех её социо-культурных ресурсов, включая душу и самосознание. Но зачем Россия нужна США для встраивания в их глобальные решения? Для России в глобальном мире США просто нет места. Если же это переформатирование с тотальным и окончательным разрушением стране грозит, ей обязательно придётся определятся с новым глобальным продуктом. Тем более, что Россия стала отстаивать благодаря Владимиру Владимировичу Путину свою политическую самобытность и состоятельность.

Таким же абсурдным является понимание, что новый тип техно-промышленного и социо-культурного уклада уже сложился. «И его надо просто заимствовать и переносить. Сами мы его создавать не сможем». Под этим новым укладом понимаются цифровые формы новой более высокого уровня автоматизации систем производства, включая цифровое моделирование. Сейчас делается попытка реализовать ошибочную мысль, что новый социо-культурный уклад уже сложился в США. И задача состоит в том, чтобы его перенести в Россию и максимально им всё заполнить. Не ставится задача двигаться самим на фронтире неосвоенного технологического развития, тем более не предполагается задавать и проектировать суть следующего глобального уклада. В лучшем случае, рассматриваются условия продажи старых технологических советских решений.

В ответ на это можно со всей ответственностью сказать, что никакого нового техно-промышленного и социо-культурного уклада в США пока не сложилась. Созданные отдельные технологические решения формировались под мощным давлением финансового капитала, нацеленным не на технологическое развитие, не на прорыв в будущее, а на сохранение титулов собственности за доминирующими финансовыми группами.

Возможная динамика связана только с одним – с перемещением титулов собственности к финансовым группам и холдингам. Именно под задачи сохранения власти существующей долларовой элиты и была подстроена модификационная технологическая политика с приматом цифровых IT решений для регулирования известных производственных технологий, продлением жизни избранным богатым существам за счёт биофармацевтических решений, модификацией материалов, и непроверенным мифом о вызванном планетарной деятельностью человечества потеплении.

Все ожидания прогресса связываются с невероятно узким сегментом усложнения технологических решений. Раздутые в СМИ перспективы беспилотных самолётов, поездов, машин, встроенных в голову чипов заполнил сознание обывателя. В общем-то, это всё тот же технократический миф о бездельнике человеке, за которого всё делают автоматизированные роботы. Только теперь этими обезлюженными производствами должна пользоваться финансовая элита, не давая производить предметы массового спроса дешевому рабочему Юго-Восточной Азии.

9. От оппозиции консерватизм-либерализм к противопоставлению деградации и развития

Рамка глобального знаниевого проекта меняет поле политических оппозиций.

Должна быть изменена сцена, на которой появится не призрак, а реальный мировой субъект процессов развития. Изменение декораций на сцене действия требует перехода от дихотомии консерватизм – глобальный либерализм к дихотомии развитие – деградация. Противопоставление глобальному либерализму всех оттенков, от трансгендерной революции разрушения семьи, безудержной фармакологизации сознания до создания частных денег (как это в своё время подчёркивал Хайек), частных армий и сатанинских церквей – консерватизма всех мастей является игрой с огнём. За свободой безудержного самовыражения и главенства прав и свобод индивида стоит финансовый фашизм и система доллара США, настаивающая на ужесточении своей гегемонии любой ценой. За национальными консерватизмами стоит жесточайшая капиталистическая конкуренция 19 века и конфликты. А консерватизм религиозной архаики выталкивает на поверхность как последнее убежище для самосохранения человеконенавистнические формы ДАИШ.

Попытка удержаться в золотой середине динамического гибкого консерватизма как формы приведения в соответствие культурных традиций и вечного обновления жизни продуктивна только в том случае, если перспективный переход в будущее задан и определён. В этом случае неотрадиционализм, обеспечивающий сохранение культурных и религиозных норм, выступает как творчество традиции по отношению к новым вызовам. Если же позитивная перспектива движения в будущее отсутствует, и подменена разрушением важнейших оснований жизни, то консерватизм выполняет функцию стоп-крана при стремительном движении к деградации. Необходимо задать мобилизующую перспективу развития для участия в формировании этого будущего всех цивилизаций, религий и этносов.

10. Заключение. Развитие и планетарная программа ТЕПР

Нужный вектор развития задаёт международная континентальная программа ТЕПР, которая предполагает проработку конкретных механизмов трансграничного сотрудничества. Для формирования пространства развития надо выйти за рамки «системы доллара», поскольку продолжающийся финансовый кризис – это кризис «системы доллара». За счёт различных подстроек и продвинутых социализационных инструментов этой проблемы не решишь.

Именно в контексте преодоления кризиса «мира доллара» международной группой коллективов была выдвинута и разрабатывалась стратегическая программа ТЕПР – Транс-Евразийский пояс Razvitie. В этой программе специальный акцент ставился на развитие различных инфраструктурных проектов в широком смысле транспортного типа – транспортировка товаров, людей, электроэнергии, воды, информации, углеводородов и продуктов их переработки. При подобном подходе возникала очевидная связь и синэргия с рядом инициатив Евросоюза, в частности с проектами TETN (Trans-European transport network) и TEEN (Trans-European Energy network)

Сегодня для нас ТЕПР – это Транс-Евразийское пространство развития и Транс-Евразийская платформа развития. В первом случае акцент ставится на территориализации развития и эконом-географии развития, на размещение новых инфраструктур и производств следующего поколения, которые обеспечат рывковое развитие. Во втором случае акцент ставится на технологиях и подходах к управлению развитием, которые и задают платформу.

Инициация и развёртывание глобального знаниевого проекта возможны только на основе платформы Razvitie при объединении усилий различных методологических школ и групп для создания консорциума методов развития. Создание подобного консорциума за рамками фракционной борьбы групп и группок – единственно осмысленная задача. Методологические заделы различных школ в России и сегодня превышают потенциал аналогичных направлений на Западе. Именно понимание этого обстоятельства является залогом инициации в России глобального знаниевого проекта.

1 См. английский текст. (The Czech poet and president Václav Havel declared in 1992 that the Soviet Union epitomized and therefore eternally discredited the “cult of objectivity” brought about by science. Havel expressed the hope that the dissolution of the communist state would bring about “the end of the modern era,” which had been “dominated by the culminating belief, expressed in different forms, that the world—and Being as such—is a wholly knowable system governed by a finite number of universal laws that man can grasp and rationally direct for his own benefit.”)


Tags: Зиновьевский клуб, Юрий Громыко, глобальный знаниевый проект, миромыследеятельностный подход
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments